Интеллектуальный класс застигли врасплох

По оценкам экспертов, специальная военная операция пользуется очень слабой поддержкой в научном сообществе России. По данным, которые приводит в своем ТГ-канале Эдуард Бояков, из числа кандидатов в академики и члены-корреспонденты РАН лишь единицы поддержали СВО, тогда как порядка 20% высказались против. Можно только догадываться, в чью пользу молчит молчаливое большинство, но особых поводов для оптимизма тут нет.

Ситуация тревожная, но объяснимая. И объяснять ее приходится, увы, не кознями иностранных разведок, а политикой в сфере науки, которую в предыдущие годы проводили представители самого государства. Жизнь научных работников и преподавателей вузов регламентирует ее величество наукометрия, суть которой проста: благополучие работника зависит от того, насколько хорошо у него или у его начальства налажены отношения с заграницей. Либо ты сидишь в нищете на «голой ставке», либо ты публикуешься в журналах, индексируемых в зарубежных системах Scopus и Web of Science, участвуешь в международных конференциях, международных проектах и т. п. – и получаешь за это надбавки, позволяющие выйти на достойный уровень дохода.

Получается довольно парадоксально: государство ценит тебя в той мере, в какой твой труд нужен и интересен за рубежом, причем совершенно неважно, востребован ли он в твоей собственной стране. Фактически наука у нас была передана под внешнее управление, причем не только точная или естественная, но и гуманитарная – та самая, которая должна была рождать, так сказать, «национальные смыслы». Много ли смыслов можно родить, если идти наперекор западной «повестке»? Согласитесь, что это был бы не лучший способ наращивать свой индекс Хирша.

Стоит ли после этого удивляться, что некоторые видные гуманитарии стали вместе с зарубежными коллегами подписывать коллективные письма против спецоперации? Человек же не автомат, у него своя инерция есть. И если еще вчера родное государство отправляло его в погоню за Хиршем, а сегодня говорит «давай-ка разворачивайся и беги в другую сторону», то есть от чего растеряться. К тому же и куда конкретно бежать, не говорится. Уже и Web of Science прекратила сотрудничество с Россией, и в зарубежные журналы русских не берут («культура отмены» же!) – а никакой другой наукометрии у нас не выдумали. Да и зачем выдумывать, когда можно просто экономить за счет надбавок, которые теперь никакими правдами и неправдами не заслужишь.

Это на самом деле частный случай, показывающий, в каком состоянии находилась наша идеология на момент начала спецоперации. Идеология не в смысле наглядной агитации и патриотических концертов, а в смысле того идейного направления, которое государство, равно как и гражданское общество, должно аккуратно, но твердо придавать нашим делам в различных областях жизни.

Вообще-то по Конституции государство у нас внеидеологично, а потому вроде бы ничего такого не должно. Но так вышло, что оно вступило в схватку с идеологически мотивированным противником – украинскими националистами и их западными спонсорами. Участвовать в такой схватке без идеологии – это все равно что стрелять из снайперской винтовки без оптического прицела. Руководство страны разделяет определенные идеологические ориентиры, большинство населения их поддерживает, но этого мало. У государства в распоряжении не оказалось механизмов, которые бы транслировали эти ориентиры на интеллектуальный класс. Поэтому для многих интеллектуалов 24 февраля наступила не закономерная стадия в развитии отношений России и Запада, а необъяснимая аномалия, ломающая профессиональные и жизненные планы. 

В условиях идеологического безразличия целые сферы жизни были отданы на откуп проводникам западной повестки. Например, современное искусство, которое входит в круг обязательных интересов продвинутого молодого горожанина. А никаких альтернатив в этой области не было, всюду одно и то же. Что в «Гараже», что на «Винзаводе», что в новом культурном пространстве «ГЭС-2» – всюду одни и те же вкусы и одна и та же идеологическая тенденция. Всюду латентные, а то и явные борцы с государством российским – и никто не отказывался от денег. Государственных, частных, российских, западных – без разницы, но центры управления художественными процессами неизменно находились за пределами страны.

На эту тему

Спецоперация избавила Россию от временщиков России пора сделать ставку на отношения с не-Западом Россия выигрывает энергетическую войну с Западом

«ГЭС-2», заметим, открыли совсем недавно, когда тучи уже сгущались. Заманили туда даже российского президента. И что вышло? На народные углеводородные деньги наняли международных проходимцев, наняли непроизносимого исландского авантюриста, сделали какую-то типичную жвачку для обывателя. И напротив, на набережной – нашумевшая «Большая глина», которая означает: будем мять вашу Россию, как глину, и лепить из нее, что пожелаем. Результат: пустота. Пустота в наукометрии вместо Хирша, пустота в современном искусстве вместо исландца и разных гельманов.

Такое впечатление, что на нас внезапно, вероломно напали. А мы ведь готовились. Оборонная промышленность готовилась – и мы видим, как летают «Калибры» и «Кинжалы». Финансовая система готовилась – и мы видим, что валютный курс стабилен. А в интеллектуальной и культурной сфере – как Мамай прошел. Как говорилось в фильме «Дежавю», «их профессура готова к бою, а наша только и может бабочек ловить».

К тому же и нас готовили. Нам всё показывали – хотя бы на примере российских спортсменов, которых методично, годами лишали флага и гимна, дисквалифицировали, лишали уже завоеванных медалей. И всё ведь было понятно: так будет с каждым. С ученым, с художником, с певцом, да хоть с дрессировщиком диких животных. Тем не менее интеллектуальный и творческий класс был застигнут нынешними событиями врасплох.

Теперь идеологию не как набор деклараций, а именно как механизм управления, систему для эффективной практической работы с интеллектуальным классом, придется формировать «с колес». Быстрых результатов здесь приходится ждать еще меньше, чем на военных фронтах. Тем более было бы утопией считать, что такой механизм может быть синтезирован командой идеологических алхимиков и навязан всему остальному обществу. Диалог, даже не всегда приятный, здесь всё же продуктивнее, чем охота на ведьм, тем более что зачастую ведьм пришлось бы заставлять охотиться на самих себя. Однако без такого механизма управления мы, как целостное и многогранное общество, рассчитывать на успех не сможем.

Другие материалы автора

Случившееся с Россией можно описать одним словомИстория будет такой, какой мы ее сделаемПатриотам нужен новый языкЗапад нашел дураков для войны с Россией



Источник: vz.ru

Похожие новости

Добавить комментарий

Автору будет очень приятно узнать обратную связь о своей новости.

    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent

Жмите по картинкам, поставьте их правильно, то есть так:

Комментариев 0